Корзина
34 отзыва
Памятники и надгробия от компании МИР КАМНЯ
+375297830045

Информация для посетителей

Карельский камень. История его использования.

Поскольку мы ведем разговор о камнях в Карелии, то нужно сказать, что и раньше среди коренных народов  камнетёсный промысел был широко распространен,например,среди вепсов( малочисленный финно-угорский народ, проживающий на территории Карелии, Вологодской и Ленинградской областей в России.)

Разработка месторождений камня на территории проживания вепсов в Прионежье началась давно, несколько сот лет назад. Одним из первых стали разрабатывать Брусненское месторождение точильного камня. Занимались выломкой брусненской плиты, из которой делали различные инструменты того времени, точила и бруски для точения топоров, кос, ножей и других орудий. Ведя натуральное сельское хозяйство, крестьяне занимались и изготовлением каменных  жерновов.
 

В 1712 году столица Российской империи была перенесена со всеми государственными учреждениями в Петербург, это стало основным стимулом для развития новой территории. Все последующие мероприятия, связанные с этим, сопровождались интенсивным строительством дорог, храмов, дворцов, государственных и частных домов.

В 1714 году Петр I издал указ: «Понеже здесь (т.е. В Петербурге) каменное строение зело медленно строится от того, что каменщиков того дела трудно и за довольную цену, того ради запрещается во всем государстве на несколько лет всякое каменное строение, какого б имяни ни было, под разрешением всего имения и ссылкою». Реализация такого указа позволила царю сконцентрировать основные материалы и трудовые ресурсы для решения грандиозной задачи – строительства новой столицы.

Благодаря этому указу много мастеровых людей, в том числе каменщики и каменотесы, приехало в Петербург. Работы было очень много — не хватало строительных материалов. Поэтому 24 октября 1714 года Петр издал новый указ о натуральном налоге, взимаемом со всех прибывающих в Петербург судов и повозок, обязывающий их привозить определенное количество булыжников в зависимости от их размеров. Более 60 лет просуществовал это налог и только при Екатерине II, 1 июня 1776 года был отменен.

Большую известность вепсскому краю и вепсским мастерам-каменотесам принесло месторождение уникального по своим художественно-декоративным свойствам мрамора ― малиново-красного кварцито-песчаника, расположенного вблизи села Шокша. Из-за исключительных декоративных качеств его в старину называли «шоханом», «вельможным камнем», «шокшинским порфиром», в последнее время – шокшинским кварцитом.

Вепсские крестьяне работали камнетесами и каменщиками, строили дома в Петербурге, Москве, Риге и Ревеле, участвовали в строительстве укреплений Кронштадта, каменных набережных Невы, Фонтанки и других рек в столице, на постройке Великого Сибирского пути, Китайско-Восточной железной дороги и Порт-Артура. В XIX веке камнедобыча и камнеобработкой стали практически основным занятием вепсских мужчин. В первые десятилетия XIX века в Шелтозерско-Бережной, Шокшинской, Рыборецкой, Гиморецкой и других волостях подрядчики нанимали каменотесов для работы в Кронштадте – «вымостить камнями канал» и пр., «к строению реки Мойки» и других работ в Петербурге

В 17-18веках открыты месторождения, которые известны, как выборгские граниты рапакиви. По северному побережью Ладожского озера в районе Сердоболя (ныне Сортавала) были открыты месторождения сердобольского гранита. В наше время они малоизвестны.

Есть мнение, что Петру I уже тогда было известно месторождение тивдийских мраморов, находившееся недалеко от Марциальных вод, где царь несколько раз проходил лечение (ныне Кондопожский район Карелии).

 Россия не хотела отставать от Европы, в которой развивались разные стили в архитектуре. В это время парадность, помпезность в жизни привели к тому, что камень стал олицетворять собой положение, богатство и роскошь.

В период с 1740 по 1760 годы камень начали активно применять для внутренней отделки помещений, а также для изготовления колонн, фронтонов и скульптур.

В 1737 году Якобом Стейном на берегу Ладожского озера в районе Сердоболя были открыты и начали разрабатываться месторождения ювенских мраморов.

 В начале второй половины XVIII века стали известны тивдийские мраморные ломки. В 1757 году Иваном Гриппиевым, жителем деревни Лычный остров, и новгородским купцом Иваном Марьяновым было открыто и начало разрабатываться месторождение белогорского тивдийского мрамора, недалеко от озера Сандал .

Сердобольский пастор Самуил Алопеус в 1765 году открыл в 35 км севернее Сердоболя Рускеальское мраморное месторождение. Выломка мрамора началась в 1769 году.

На месторождении в Рускеале в основном добывалось 5 сортов мрамора:

серо-синеватый; зеленогорский серый мрамор; зеленогорский трещеноватый, используемый на мелкие поделки; береговой полосатый, составленный из белых и серых полосок; с белыми и синеватыми полосками.

Известно, в Рускеале попадались чисто белый и даже черный мраморы.

Крупное строительство требовало и  организации добычи и обработке мрамора на всех месторождениях Олонецкой губернии устройство шлифовальных мельниц, Что и было сделано. 19 января 1768 года был издан указ «Об изготовлении мрамора из дикого камня на строение Исаакиевской церкви».

Известная коллекция, собранная тивдийскими мастерами и насчитывающая 32 номера камня, или, как их называли, «нумера» (в настоящее время хранится в краеведческом музее города Петрозаводска). Так и считалось, что в Олонецкой губернии добывается 32 вида белогородского мрамора. Однако более детальное изучение этой коллекции показывает, что оказались включены и другие породы, такие как шокшинский кварцит, матюковский габбродиабаз и другие.

Музеем камня можно по праву назвать Исаакиевский собор. Начатый в 1768 году по проекту зодчего Ринальди, в 1802 году он был построен… и полностью разобран в 1819 году с тем, чтобы на его месте соорудить новый, более современный собор, проект которого выполнил Огюст Монферран. Он же руководил его строительством до 1859 года. Таким и видим мы этот собор в Санкт-Петербурге в наши дни.

При постройке собора на цоколе были применены финляндские граниты, а для наружной и внутренней отделки здания – мраморы различных сортов. На фасадах для колонн, пилястр и фриза – ювенские; для баз, капителей, наличников и карнизов – рускеальские; для облицовки стен, наличников – тивдийские.

Можно назвать еще многие строения, памятники, и т.д, где использовались камни из карельских месторождений. Это- Орловский обелиск в Гатчине, Чесменская колонна в Пушкине сооружена из тивдийского мрамора (корабельные носы изготовлены из беловатого рускеальского мрамора, а подножье – ювенского). Верстовые столбы Петергофской и Пулковской ,Орловские ворота в Пушкине.в Казанском соборе, в Зимнем дворце. Список очень длинный.

В этот период на Пудожском берегу Онежского озера, от Унасской губы до Бесова носа, начали разрабатывать месторождения красного и темно-зеленого гранита.

Известен такой факт, что когда Николай 1 приказал построить Аничков мост в Санкт-Петербурге за лето 1841 года, то за это взялся только Марк Пименов с артелью вепсских мастеров. Артели Марка Пименова в 40-х годах в Кронштадте строили "казематированные" батареи. В конце 40-х годов крестьяне-подрядчики Иван Власов и Иван Васильев из Шелтозерской Горней волости нанимали своих земляков для перестройки гранитной набережной реки Фонтанки от Измайловского до Калинкина моста. Вепсским каменотесам поручалась особо ответственная работа. В 1847 году руками вепсских мастеров из шокшинского малинового кварцита вырублен, вытесан и отполирован саркофаг Наполеона в Париже. Это был первый случай вывоза малинового кварцита за рубеж.

 С развитием железнодорожного транспорта появляется возможность использовать камень из других районов – Швеции, Норвегии, Германии и Польши. Применение карельского камня сокращается год от года. Однако в это же время на острове Святого Германа в Ладожском озере открывают месторождение нового сорта гранита – мелкозернистого красного (сегодня известного под наименованием «Сюскюянсаари»).

Красный гранит с этих ломок начинают активно использовать. Например, при постройке царского павильона на Витебском вокзале , памятника 1000-летия России в Новгороде и т.д.

Последний раз в крупных объемах тивдийский мрамор был использован в 1902 году при строительстве Этнографического музея в Петербурге.

 Из-за уникальности и ограниченности запасов шокшинский кварцит стал использоваться в редких случаях и небольших количествах, главным образом при изготовлении памятников. Им также облицовывали камины, изготовляли из него столешницы, чаши, вазы, подсвечники и т. п. Для продажи этих изделий в Петербурге был открыт специальный магазин.

После революции так же шло активное изучение объектов, расположенных на территории Карелии, пригодных для производства строительных материалов из гранитов, кварцитов и мраморов. В результате в конце 1924 года в деревне Рыбрека были организованы разработки габбродиабаза, перед которыми ставилась задача обеспечения дорожного строительства в Москве и Ленинграде. Брусчатка Красной площади из этих мест.

 Так же начались разработки талькохлорида в Лисьей горе.

 В.М.Тимофеевым (профессор, геолог-петрограф) была создана карта каменных строительных материалов Прионежья.

На кондопожском камнеобрабатывающем комбинате в послевоенное время обрабатывали камень из разных мест России и зарубежья. Обработанные  здесь мрамор и гранит использовались при строительстве метро, в том числе в Праге (Чехия), Мемориал в Хо Ше Мине (Вьетнам), аэропорт в городах Улан-Баторе (Монголия), Сочи, Москве, Дворца съездов, Дома Советов, Храм Христа Спасителя, Манежной площади, Поклонной горы, реконструкции объектов Кремля и многих других.

В конце 20 века камнедобывающая промышленность Карелии пришла в упадок и только недавно уже в веке 21 начинает понемногу возрождаться.

В Карелии невообразимое количество находят разных минералов, которые при обработке показывают нам видимую красоту.
social-icon